Перевод с помощью программ: за и против

В последнее время вошло в моду выполнять перевод с помощью специальных компьютерных программ. Сама эта идея хорошая. Надо облегчать себе жизнь там, где это разумно и обосновано. Однако методы воплощения ее в жизнь вовсе не радуют.

Для начала стоит задать себе вопрос: "В чем заключается работа переводчика?" Разве может он механически переводить с одного языка на другой слова и фразы, вырванные из контекста? Конечно же, нет!

Чтобы профессионально выполнять свою задачу, переводчик должен обладать обширными знаниями. Не только лингвистическими. Багаж знаний углубляется с каждой переведенной конференцией, с каждой работой в письменной форме. Переводчику доводится иметь контакты с представителями власти, крупного бизнеса, политики, дипломатии и приобретать знания из малодоступных источников. Профессиональная этика не позволяет ему распространять полученных таким образом сведений. И это правильно. Хранение профессиональной тайны должно быть основным каноном лиц публичного доверия: адвокатов, нотариусов, врачей, переводчиков. В противном случае их деятельность не имела бы смысла. Но формирование собственных знаний и собственного мнения не идет в противоречие с этим принципом.

Многочисленные правовые акты четко признают, что работа переводчика является творческой. В результате нее создается произведение. Под этим конечным результатом переводчик подписывается и отвечает за его качество.

Программы по переводу можно разделить на две группы: программы, помогающие в поддержании согласованности терминологии и названий (словари), а также программы, «подставляющие» готовые фрагменты переводов.

Не буду здесь затрагивать тему самих программ-переводчиков, потому что, несмотря на заверения их создателей, это простые игрушки, не находящие никакого применения в профессиональном переводе.

Первую же группу программ можно сравнить с «корректорами орфографии», существующими в компьютерных редакторах текстов. Они прекрасно подходят для подстановки эквивалентных выражений, которые не являются интуитивными и правильно переводятся разными способами. Однако, принятые строго определенные соответствия не допускают гибкость в переводе. Тут стоит отметить стандартизированные выражения, юридические и прочие термины. Это очень полезный инструмент, так как он ускоряет физическое написание текста и исключает ошибки. Но основное условие - использование подобных программ для подстановки терминов, перевод которых принимается независимо от контекста. Ну и, конечно, забота о том, чтобы в таблицу аналогов не попали неправильные переводы, потому что в дальнейшем они будут массово воспроизводиться. Применение же такого инструмента для подстановки выражений или предложений, в которых перевод сильно зависит от контекста, является роковой ошибкой.

Создатели второй группы программ имели большие амбиции. Им хотелось заменить живого переводчика искусственным интеллектом. В общем, дело выглядит так, что программа сравнивает введенный исходный текст с текстом, переведенным живым переводчиком. Разделяя каждый из текстов на самые маленькие кусочки, называемые иногда «элементами перевода», создает базу данных, содержащую соответствующие слова, фразы или целые предложения. Так выглядит первое использование программы. Затем, когда возникает необходимость перевода очередного документа, программа сравнивает его с базой данных, и, когда находит фрагменты, которые выступали в предыдущем документе, заменяет их готовым переводом, выполненным для того документа. Фрагменты, которые еще не были переведены, оставляет для работы живому переводчику. В процессе перевода осуществляется такое же сравнение, как при первом переведенном документе, и пополняется база данных. Этот процесс повторяется при последующих документах, и база данных растет.

Пока вводимые документы очень похожи на первичный документ (например, инструкции последующих версий мобильного телефона одной и той же фирмы или очередное дополнение правового акта), это может быть довольно полезным инструментом, но, в целом, заменяет только «выделение изменений», доступное в любом приличном текстовом редакторе.

Проблемы начинаются тогда, когда, опираясь на базу данных, созданную на основе перевода какой-то логической серии документов, пытаются «перевести» документы совершенно иного характера, назначения или контекста. Язык, являясь формой общения людей, а не машин, является контекстным и полон нюансов. Перевод фразы, звучащей одинаково в оригинале, но появляющейся в различных по характеру документах, зависит от непосредственного контекста, от контекста всего документа, а также от внешнего контекста этого документа. В общем, это можно назвать стилем перевода. Это касается и целых документов.

Перевод одного и того же документа, выполненный живым переводчиком, будет отличаться в зависимости от внешних условий. К примеру, знали ли все в Польше 20 лет назад, что такое роуминг, джойстик, мышь (компьютерная)? В те времена такие понятия нужно было объяснить, потому что они не имели аналогов в польских реалиях.

И всего этого программы не обеспечат. Мало того, такие программы используются для реализации (я не использую слова «выполнения») переводов отделенными командами «переводчиков», каждый из которых обрабатывает фрагмент какого-то большего документа. В итоге получается труд, который не имеет единого автора. Это полностью противоречит тому, что перевод – это произведение, и, к тому же, авторское.

Очень интересным представляется также вопрос об авторских правах и ответственности за возможные некачественные переводы. Как определить владельца авторских прав слепка, возникшего с «подставленных» переводов отдельных предложений и абзацев, выполненных неизвестными особами в совершенно ином контексте, чем тот, в котором они использованы? А ведь в такой ситуации фрагменты должны стилистически и логически соответствовать друг другу. Конечно, они могут не отображать стиль и произношение всего оригинала. Кто на самом деле отвечает за качество перевода в целом? Компьютерная программа? И под таким непонятным «трудом» переводчик должен подписаться? Я встречался с утверждением, что переводчик, финиширующий документ, должен прочитать целость, и он внесет соответствующую корректировку. Да, но при двух условиях:

  1. он получит за это вознаграждение;
  2. у него будет на это соответствующее количество времени.

Между тем, заказчики, вынуждающие переводчиков использовать описанные выше программы, вовсе не желают платить за это. Наоборот, они утверждают, что переводчик перевел только то, что не подставила программа. Поэтому вместо гонорара за перевод 100 страниц, который насчитывает документ, надо заплатить только за 20 страниц, потому что именно столько осталось перевести. С какой стати переводчик должен проверить и исправить в общей сложности 100 страниц (ведь он получил не 20 отдельных страниц текста, а клочья документа, разбросанные по несколько слов среди 100 страниц, составляющие эти 20 страниц)? Конечно, на это никто не предполагает ни времени, ни денег.

Отдельным вопросом является то, что профессиональный переводчик быстрее правильно переведет заново новый документ, чем исправит то, что получил от подобной техники. Безусловно, правильный перевод стоит дороже, чем головотяпство.

Почему же эти программы все еще используются не для того, для чего предназначены? То есть для комплексного перевода целых серий документов разных типов. Все потому, что этим можно заработать. Но не переводчикам, потому что профессионал неохотно смотрит на то, как программа пытается перевести ему текст. Кроме того, он ценит знания и опыт, которыми располагает. Зарабатывают на этом бессовестные посредники, внушающие клиентам, что таким методом можно сделать качественный и профессиональный перевод. Конечно, оплату за это они берут, как за надежную работу, а прибыль оставляют себе. Исправление такого перевода будет занимать больше времени и стоить дороже, чем правильное выполнение с нуля профессионалами. Аргумент, что такой «перевод» позволяет «сделать» больше страниц в единицу времени незначительный. Ведь это только «выполнение», а не перевод.

Россия, Санкт-Петербург, переулок Антоненко, 3

Рядом Исаакиевская площадь

ст. метро «Сенная площадь», «Садовая», «Спасская», «Адмиралтейская»

Часы работы офиса: с 10 до 18 часов, будние дни

Телефон/Факс: +7 (812) 418-30-04

E-mail: a2z@a2z.spb.ru

Переводчикам нашего бюро Задать вопрос